«Сразу после рождения ребенка мужа как подменили». Матери-одиночки из Карелии рассказали нам свои истории: как они выживают и помогает ли им государство?

Когда мы попросили одиноких матерей из Карелии прислать нам свои истории, мы и подумать не могли, как много женщин откликнутся на наш призыв. Оказалось, им ой как не просто: некоторых в сложной ситуации бросили мужья, у некоторых случился развод или даже трагедия. Но, слушая эти рассказы, понимаешь: русские женщины всё-таки какие-то необыкновенно сильные. Вот только сами порой этому не рады — никто, даже государство, им особенно не помогает. В общем, читайте сами.

Татьяна, 34 года

— У меня три сына, один из которых приемный, и дочка. Старшему сыну 14 лет, младшему — год и четыре. Старший сын — по крови мой племянник, его родила моя сестра, но не воспитывает его. С детьми мне помогает моя любимая мамочка. Но были и сложные моменты — опускались руки, когда у меня родилась дочь. Отец моих детей живет в другой стране, не общается с нами и никак не помогает. Какую помощь получаю от государства? В общей сложности, я получаю где-то 25 тысяч рублей на всех детей, вместе с социальными пособиями и опекунскими. Что могу сказать? Наше государство мало думает о многодетных матерях. Но я как-то всё же справляюсь сама.

Елена, 29 лет

— Моим детям 8 лет и два года. Я не мама-одиночка, папа вписан в свидетельство о рождении, поэтому мне ничего не положено. Но отца своих детей я выгнала несколько месяцев назад. Он меня обижал несколько лет, а я терпела, потому что считала, что так жить — нормально. А еще боялась. Но потом вдруг терпение лопнуло, и я неожиданно его выгнала. Несколько дней после этого я ещё жила в привычном страхе, что он есть в моём доме. А потом поняла что всё, нет его. И нам с детьми стало хорошо. На алименты не подавала. Он официально не работает. Мне некогда заниматься выбиванием алиментов — я поднимаю свой бизнес.  Самое сложное — это  совмещать уход за детьми, за собой и зарабатывание денег. Государство мне не помогает, близкие тоже. Наоборот, я сама им даже иногда деньги даю. Младшая дочка ещё не ходит в садик. Конечно, одной очень сложно. Однажды была критическая ситуация: оба ребёнка заболели, в этот же момент на меня свалилось много работы: надо было контролировать рабочих, а мне было не до того. У меня ИП, и много трачу на взносы — в этом году 36 тысяч. Но так как годовой доход меньше 300 тысяч, налоги я пока не плачу. Но хотелось бы скидку для одиноких матерей, которые пробуют себя в бизнесе.

Екатерина, 39 лет

— У меня двое детей. Моим дочерям сейчас 19 лет и 2 года. В полной семье у нас выросла старшая дочь. Рождение второго ребенка было запланировано. Я мечтала о декретном отпуске, в котором буду в любви и достатке наслаждаться материнством. Я и подумать не могла, что моя жизнь кардинально изменится, и декрет станет настоящей проверкой на прочность.  Сразу после рождения малышки я наткнулась на ужасную перемену в своем муже: он игнорировал меня полностью, дома почти не появлялся. Как выяснилось, он поддался соблазнам и увлекся другой женщиной. Настолько, что забыл об ответственности, о супружеских клятвах и ушел жить в другую семью, с чужим ребенком. Надо сказать, что ушел он к обеспеченной женщине, и жизнь его в материальном плане стала похожа на сказку: они ездят по курортам, он получает дорогие подарки, свои деньги тратит на золото и огромные букеты для своей избранницы.

Я осталась одна с грудным ребеночком и дочерью-выпускницей (на тот момент). Расписывать все тяготы самого сложного периода для женщины (1-й год жизни ребенка) не стоит. Это поймут многие, у кого есть дети. Живем мы на скудные алименты, плюс повышенная стипендия дочери. От государства мы получаем детское пособие в 180 рублей, каши для малышки с молочной кухни, субсидию на оплату квартиры. Заниматься малышкой приходится полностью мне одной. Бабушек и дедушек у нас нет. Я очень благодарна старшей дочери и своей сестре за моральную и финансовую поддержку. Самым сложным для меня в этой ситуации является следующее: я не могу понять, какое моральное право имеет отец отказаться от родного ребенка. Почему женщина должна, а мужчина не должен? Почему мужчина вправе хотеть или не хотеть? А как же совесть, долг, ответственность? Я никогда не смогу с этим смириться. Тем более вокруг меня большое количество примеров, когда мужчина, находясь в разводе, активно участвует в жизни детей.Меня охватывает тревога, что именно мне одной предстоит строить жизнь своей совсем маленькой дочери.

Марина, 24 года

— Старшему сыну три года, младшему — годик. Отец старшего ребенка бросил меня, когда была беременная — сейчас мы не общаемся, и он нам не помогает. Отец младшего сына бил меня — я ушла, но сейчас он помогает нам материально. Конечно, сложные ситуации были и есть. Например, медкомиссию проходить с двумя детьми очень сложно, да и вообще ходить куда-то практически невозможно. Хорошо, что мне помогает мама. От государства в общей сложности я получаю 19 тысяч рублей, плюс продуктами и памперсами помогает фонд «Материнское сердце».

Лариса, 36 лет

— Когда мне было 19 лет, моя мама заболела и умерла. Это было для меня потрясением, так как мама для меня всегда была самым близким человеком. Я тогда жила в Петербурге, училась. Моя жизнь поделилась на «до» и «после». Я решила,что надо жить здесь и сейчас. Поэтому о ребенке и не задумывалась. У меня были отношения, как говорят,серьезные. О детях разговаривали, но я была не готова. Решили,что после 30-ти самое время: посмотреть мир, познать себя. Все изменилось в 25 лет — внезапно умирает мой папа. Меня это просто подкосило. Мужчина, с которым я жила не смог понять меня в тот момент и оставил. Так за месяц моя жизнь изменилась два раза. В какой-то момент я поняла, что совсем одна. Познакомилась с мужчиной — и так случилось, что наша короткая связь подарила мне самое ценное в жизни — мою дочь. У меня было 9 месяцев на то, чтобы пересмотреть свои устои и осознать,что теперь все иначе. Ему этого было недостаточно и, как бы это странно не звучало, я этому была даже рада. Родилась моя любимая девочка. И с тех пор я не одна. Сейчас ей уже 10 лет.

Самое сложное в моем статусе — это ответить на вопрос дочери, где папа. Задала она его впервые в 5 лет. Я рассказала ей все, как было, только простыми словами. Вторая сложность — это социальный аспект. Даже конкурсы семейные часто проводят под девизом «Мама, папа я — спортивная семья». А ведь семьи разные бывают. Меня часто спрашивают, почему не пытаюсь создать семью, найти мужчину. Это тоже немного напрягает.

Помогает мне няня: когда доча пошла в сад, мне надо было выйти на работу, и няня забирала ее из сада. Сейчас финансово я независима. Дочь занимается спортом, который требует много вложений. В моей свободе, отчасти, заслуга моего статуса — мне пришлось добиваться всего самой. Я стала намного лучше именно потому, что я одна.

rosregistr.ru

Дарья, 48 лет

— Моей дочке 16 лет. Бывший муж живёт в другом городе. В 2014 году во время кризиса он потерял работу (занимал руководящую должность с хорошей зарплатой), на меньший уровень долго не соглашался, полгода не работал, жили на мою зарплату в 16 тысяч рублей, помогали его родители (моих уже нет в живых давно), помогал старший сын и брат. Потом он периодически устраивался то туда, то сюда, в Питер месяц отработал в крупной фирме, но всё его не устраивало. Три года я кормила семью в буквальном смысле слова, а потом он в очередной раз уехал в Питер на заработки, и я, наконец, поняла, что нам вдвоём с дочкой намного проще и спокойней жить. И я приняла решение расстаться. Самое сложное в моём статусе было раньше: не показывать вид окружающим, что я одна. Все вокруг знали, что у нас была крепкая семья с хорошим достатком.

Невыносимо тяжело было не показать всей тяжести ситуации ребёнку. У неё всегда был достойный уровень жизни, я не могла снизить эту планку. Поэтому, помимо основной работы, хваталась за любую, даже в службе такси работала по ночам. Очень тяжело было осознавать, что муж превратился в нытика и иждивенца. Но, скрепя зубы, я как та лягушка, что пыталась выбраться из кувшина с молоком, махала лапами и взбивала сметану.

Долгое время после того, как мы остались одни, нам помогал и сын, и мой брат. Но вот уже года 2 я справляюсь сама, работаю, грубо говоря, 24 на 7. И мне нравится моя независимость. Раньше я зависела от мужа, теперь рассчитываю только на себя. Мы очень близки с дочкой, она мне помогает и поддерживает. Не говорю уже о том, что горжусь своим старшим сыном. Никакую помощь от государства никогда не получала и даже не рассчитываю. Зачем собирать кучу каких-то справок, чтобы получить в итоге 3 копейки? Есть хорошее образование, работа, авторитет, мозги, наконец! Помоги себе сам, как говорят.

Мне кажется, в нашей стране нет нормальных условий для матерей-одиночек. Особенно для тех, кто не имеет опоры среди родственников, у кого нет хорошего образования, работы. В конце концов, женщины наши в большинстве своём безграмотны и не ориентируются в правовом поле, увы.

Светлана, 27 лет

— Моей дочери 8 лет. С ее отцом мы расстались, когда дочке было 1, 5 год. Мы были совсем молоды , и тогда он был старше меня всего на три года.  Но сейчас у дочери нет отца совсем: когда ей было 5 лет, он погиб. Раньше государство не помогало мне вообще никак, но после того как отец дочери умер, ей выплачивается пенсия 9000 рублей в месяц. Недавно ее проиндексировали на 200 рублей впервые за 3 года. Кто мне помогает? Больше всего помогает моя бабушка, ей 81 год. В основном, она забирает дочь из школы, когда она не на продленке. Также моя мама помогает Конечно, мне сложно. Иногда хочется все бросить, куда-нибудь улететь подальше и навсегда, но я не могу.

Ольга, 30 лет

— Моему сыну 14 лет, дочери — 11. Самое сложное-это содержать детей материально. Когда зачастую вынужден отказывать детям в покупках, то начинаешь испытывать чувство вины за то, что не можешь дать детям максимум. Ну и физически, конечно. Работаешь, трудишься, а поддержки никакой. Только со стороны детей морально. С отцом детей развелись 6 лет назад. Он в какой-то момент начал злоупотреблять спиртными напитками. Позже началось рукоприкладство. Это и явилось причиной развода. Помогают мне мой папа и бабушка. Я еще и ипотеку оплачиваю. Невыносимо мне бывает очень часто.

Мария, 28 лет

— У меня четыре ребенка — 9, 7, 6 и 3 лет. Папа у нас умер три года назад. Нам помогают крестные детей — иногда забирают их к себе в гости — дают мне время отдохнуть. Получаем пенсию по потере кормильца и детское пособие. Пенсия на каждого выходит 8803 рублей, общая сумма пособий на четверых детей-4830. Также дети ходят в социальный центр, где находятся по полдня (питание бесплатно, походы в музей бесплатно), бесплатные лекарства иногда выписывают, ждём ещё бесплатных путёвок на юг.

Виктория, 43 года

— Отец моей 8-летней дочки «жив, здоров и довольно упитан», прекрасно себя чувствует, живет через пару остановок. У меня нет статуса матери-одиночки, но в жизни ребенка его отец участие не принимает по причине других жизненных ценностей. Ранее в приоритете были спиртные напитки, сейчас новая жена. Развелись 4 года назад из-за его асоциального образа жизни, безработицы и т.д. Разводились тяжело, из собственной квартиры пришлось менять ключи и так далее. В финансовом плане мне тяжело, но квартира в собственности, а еще я все-таки могу себе позволить два раза за год съездить на море. Для этого мне приходилось пахать, как ломовой лошади, а еще мне по жизни попадались хорошие мужчины — ну, кроме безответственного отца моего ребенка. От государства я получаю пособие в 186 рублей, а также ребенку субсидируют питание в школе. Помогает мне моя мама и мой мужчина, который не имеет никакого отношения к этому ребенку, но просто хороший человек. От отца ребенка я не вижу ничего, как и от всей его родни, кроме распространения информации о том, как они любят свою внучку. На сегодняшний день долг папы по алиментам дочери приближается к 300 тысячам рублей. Куда девается вся осознанность после развода?

Оксана, 38 лет

— Моей дочке 17 лет. Где отец ее — не знаю, так как он скрывается, чтобы не платить алименты. Мы были женаты 7 лет. Я надеялась, что он повзрослеет, но с годами ничего не менялось. У него ни одной постоянной работы. Денег ему не платили (он так говорил), ночные загулы с друзьями, история стара как мир. В итоге я не выдержала и подала на развод. Что самое сложное в моем статусе? Наверное, показать ребёнку, какой должна быть настоящая семья. Надеюсь, она научится этому, глядя на бабушку и дедушку (моих родителей), так как в их семье есть гармония, любовь, взаимоуважение, юмор и так далее. А вообще, мой девиз по жизни -«все что не делается, все к лучшему». Когда мне тяжело, я думаю о том, что кому-то может быть ещё хуже, и ищу пути решения. К счастью, в моей жизни не было страшных трагедий и тяжёлых болезней, а все остальное — ерунда, которую можно решить. Помогают мне родители — в частности, выплачивать ипотеку. От государства я ничего не получаю, а только отдаю — в виде налогов. Вообще, положение матери-одиночки в нашей стране ужасное. Отцы детей (наверное, в 50% отказываются платить алименты или устраиваются на работу с минимальной зарплатой), да и самим женщинам, особенно если дети маленькие, сложно найти работу с хорошей зарплатой и социальными гарантиями. А стоимость детского питания, одежды, зачастую дороже, чем для взрослых. Да и медицина бесплатно делает только минимум, не говоря уже о дополнительном образовании — все стоит денег.

Ксения, 29 лет

— У меня ребенок с особенностями, ему 4 года. Спинальная мышечная атрофия или болезнь Вердинга — Гоффмана. С отцом малыша мы в разводе. Самое сложное, что я одна тяну сына полностью, не имея родителей, собственного жилья и возможности пойти на работу. А ребенку нужны ежедневные занятия ЛФК, которые стоят 500 руб в день — все это я тяну самостоятельно. Сын самостоятельно не ходит, всегда на руках —  и это тяжело. Мне никто не помогает, только бывший муж берет сына к себе иногда. Из материальной помощи -получаю пенсию, всевозможные приспособления, необходимые ребёнку, реабилитации. В общем, условия жизни для матери-одиночки в России сложные, а для матери ребенка с генетическими заболеваниями — сложные вдвойне.

Елена, 37 лет

— Моему сыну 12 лет. Отец ребёнка в другой город уехал. Мы развелись три года назад. По банальной причине — алкоголь. Проблема не решалась, и все становилось только хуже с каждым годом. Мы прожили 10 лет. Все эти годы была любовь. Но пьянство все разрушило. Мне стало противно смотреть на когда-то любимого человека. Копились обиды, разочарование. Праздники ассоциировались со скандалами, слезами и бессонными ночами. Ему было плевать, что за него переживают. Мог несколько суток пропадать и пропивать деньги со знакомыми, даже не друзьями. Меня трясло от нервов, когда я ждала его. Я потом боялась не за то, что с ним что-то случится, а за то, в каком состоянии он придёт. Невменяемом? Где заснёт? Надо было тащить его до кровати, мужика весом 130 кг. Караулить , чтобы не уснул в полной ванне и не утонул и так далее. Страшно, что такого папу видел подрастающий ребёнок. А он мог и кулак в ход пустить. Он потерял права, работу, но пить не прекращал. Мне было стыдно перед соседями из-за громких скандалов, запаха перегара в коридоре. Он орал на меня отборным матом. Я плакала, но не понимала, как выйти из этого ада. Держала ипотека и отсутствие альтернативного жилья. Но потихоньку я думала о плане «побега».

Перестала приходить ночевать домой с ребёнком. Сначала жила у подруг. Искала деньги на взнос за квартиру, подрабатывала. Мне повезло, что он принял моё решение уйти. И уехал. Думал, что через время попрошу его вернуться. Не платил алименты год. А ипотека превышала мою зарплату. Но со временем я успокоилась, обрела долгожданную гармонию и пустила появившиеся силы в работу. Вот, почему у меня раньше не получалось проявить себя! Постоянный стресс и недосып по ночам! Сначала мы сдали квартиру, сняли с сыном комнату в хорошей квартире со спокойными соседями. Потом меня повысили и я смогла вернуться в свою квартиру. Папа видит ребёнка раз в год. Алименты — раз в полгода.

Самое сложное? Устаёшь работать на нескольких работах. И иногда от усталости срываешься на ребенке. Сложно не иметь возможности купить желаемую вещь. Постоянно экономить на продуктах. Искать скидки. Не иметь возможности выехать на курорт. Обидно, то, что я бы хотела иметь ещё ребёнка, но я не могу себе это позволить. Не могу положиться на кого-то и расслабиться. Ни на мужчин, ни на государство. Только на себя. До слез! А я бы хотела дочечку. Наряжать её, как куколку, покупать детям хорошие игрушки, красивую модную одежду… Но невыносимых ситуаций, честно сказать не было. Да, нелегко. Но всегда помогают друзья, хорошие люди. Неведомая сила. Честно. Всегда есть возможность подработать. Кто-то угостит вареньем, продуктами, рыбой. Есть знакомые, которые отдают хорошую одежду сыну. Удаётся путешествовать, ведь раз в два года оплачивают проезд на работе. Вопрос недостатка финансов — не самый сложный. Было бы здоровье у меня и моих близких! Вот, что самое главное. А выходить из зоны комфорта мы с сыном привыкли. Он знает, как непросто заработать деньги. И помогает мне подрабатывать. Он взрослее многих своих сверстников.

А о помощи от государства и речи не идет. Я пыталась получить статус малообеспеченной. 200 рублей в моей зарплате оказались лишними. Но почему никто не учитывает, что я плачу ипотеку, коммуналку? Кроме продуктов и одежды ещё ведь надо где-то жить!  Я была как-то на празднике для малообеспеченных семей по работе. Папы выходили курить. А пачка сигарет, на минуточку, стоит сколько? У многих в корзинках в супермаркетах «баклахи» пива красуются. Я себе порой сыра купить не могу, достойного йогурта. Выбираю между молоком или макаронами. Позволяю порой пару яблочек. А ведь хочется и других фруктов. И я не малообеспеченная! А они, мужики с пивными пузами- малообеспеченные. Обидно, однако. Я думала родить для себя, сходила в Центр социальной работы, чтобы узнать, сколько мне можно будет получать пособие как маме-одиночке. Это просто слёзы. На такие деньги не прожить. Почему опекунам платят достаточно неплохие суммы, а матерям-одиночкам нет? Может, женщины рожали бы чаще!

Источник: gubdaily.ru

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.