Как Алексей Щавелев собирался в Северную Корею, а попал в Танзанию

Директор по управлению прибыльностью клиентской базы ОТП Банка Алексей Щавелев написал колонку о том, как планировал поехать в Северную Корею, но оказался в Танзании, где вышел почти сухим из-под африканских ливней и навсегда оставил сердце на вершине Килиманджаро.

Глядя в иллюминатор, я невольно удивлялся тому, как все внизу плоско и пустынно. Ниточки грунтовых дорог и извилистые русла рек вычерчивали причудливые узоры на поверхности красноватой земли, раскаленной солнцем. Пейзаж унылый и до боли однообразный. Тем неожиданнее было на фоне этого двухмерного скучного мира увидеть огромную гору с заснеженной вершиной, когда самолет повернул вправо. Ощущение, что нас качнуло, как лодку, у которой все резко пересели на один борт. Большая, величественная и крайне одинокая Килиманджаро притянула к иллюминаторам левой стороны самолета все фотоаппараты и телефоны. Помню свою первую ассоциацию с одной из вершин фэнтезийного Средиземья — я ехал штурмовать самую высокую отдельно стоящую гору в мире, а оказался у подножия сказочной Эребор.

В этом году у меня все пошло не по плану чуть раньше, чем у всех. Я должен был пойти в отпуск в апреле. К счастью, на одном из семинаров по личной эффективности еще в прошлом году тренер нас настойчиво учил начинать продумывать цели на год с… планирования отдыха! Именно поэтому, выйдя на работу после новогодних праздников, я задумался о том, куда поеду в 2020-м. В это время коронавирус давал о себе знать лишь юмористическими мемами в Интернете и не заставлял относиться к ситуации серьезно. Давно было желание посетить Северную Корею — посмотреть последний в мире истинно тоталитарный режим. Купить туда тур не составляло труда, а билеты до Владивостока, откуда должно было начаться путешествие, стоили очень дешево. Мне рекомендовали приурочить поездку к какому-нибудь национальному празднику, чтобы во всей красе увидеть пышные гулянья и демонстрации. Ближайшим оказался день рождения Ким Чен Ира — 16 февраля. На эти даты я и стал планировать отпуск. Друг, с которым в подобных авантюрах мы часто участвуем вместе, в этот раз отказался меня поддержать, зато супруга согласилась составить мне компанию. По отзывам в Интернете, при соблюдении определенных правил, поездка обещала быть простой и безопасной. В день, когда я занес руку над кнопкой «оплатить», коллега по работе поинтересовался, слышал ли я, что Северная Корея закрыла границу. Я этого не знал, менеджер, с которой обсуждали поездку, тоже. На следующий день она подтвердила, что из-за вируса граница закрыта минимум до лета. Я раздумал брать отпуск, о чем сказал руководителю. «У тебя еще целая неделя, чтобы что-то найти, выбери другое направление», — предложил он. Так началось одно из самых запоминающихся приключений в моей жизни.

«Не ходите, дети, в Африку гулять»

Азиатское направление из-за коронавируса отсекалось полностью. Оставались либо Африка, либо Северная Америка — случаев заражения здесь практически не было. Решили выбрать Танзанию: есть и горы, и сафари, и океан. Я хотел взойти на Килиманджаро, супруга — прогуляться со мной к вершине, насколько хватит здоровья, и посетить национальные парки.

Если не считать Египет, то в Африке я не был никогда. С детства стойкая ассоциация с этой страной из «Бармалея» Чуковского: «Ни за что на свете не ходите, дети, в Африку гулять». От самостоятельного планирования путешествия отказались — оно хоть и экономит деньги, но требует гораздо больше времени на подготовку, чем у нас было.

Беглый поиск в Сети привел на сайт с подходящим по датам и цене вариантом экспедиции с восхождением на Килиманджаро, посещением национальных парков Танзании и отдыхом на Занзибаре в конце поездки. Когда прислали договор, оказалось, что головной офис компании-организатора находится в Киеве. И тут взяли сомнения — стоимость поездки большая, и меня смущало, что искать свою предоплату в Киев я вряд ли поеду, если что. Время между тем поджимало, а билеты на самолет дорожали на глазах. Наверное, так и умер бы в мучениях, если бы менеджер не предложила расплатиться на месте. Такой вариант меня устраивал — в крайнем случае, окажусь в Танзании с деньгами и без провожатых. На всякий случай изучил тему и понял, что найти проводников можно на месте. Многие туристы, кстати, так и поступают.

Не знаю, как случилось, что Килиманджаро я определил как вершину-четырехтысячник. По-настоящему испугался только в самолете, когда изучил путеводители и понял, что восходить предстояло почти на 6000 м (5895 м). Годом ранее в Непале я штурмовал перевал на высоте 5416 м, и это было очень тяжело, а тут почти на 500 м выше!

У меня экипировка для восхождения была, супруге с умеренной нагрузкой на бюджет все приобрели в «Декатлоне» накануне вылета. Профессиональную обувь купили чуть раньше в магазине «Альпиндустрия». Считаю, что экономить в таких походах можно на многом, но только не на ботинках и солнцезащитных очках.

Операция «Перезагрузка»

Лететь предстояло с двумя пересадками в Абу-Даби и Найроби. От начальной до конечной точек приложение onetwotrip показывало почти 29 часов! Чтобы восстановить силы к началу восхождения, прибыть в город Моши (точку старта экспедиции) мы запланировали на сутки раньше общего сбора.

По словам менеджера, прививки делать было не нужно. На форумах также успокаивали и рассказывали, что вакцинация — дело добровольное и отказ от нее ограничений на въезд не предусматривает. Писали, что в Танзании высокий уровень здравоохранения и благоприятная эпидемиологическая обстановка, а желтая лихорадка и малярия чуть ли не полностью побеждены. При этом отмечали: если въезд в страну планируется через сухопутную границу или пересадка в Найроби заняла более восьми часов, то без документа о прививке в Танзанию не пустят. Стыковка у нас планировалась всего три часа, поэтому мы сильно не переживали. Тревожно стало после пересадки в Абу-Даби. Как только сели в самолет до Найроби, пилот объявил, что борт неисправен. Каждые 15—20 минут нам сообщали, что механики что-то чинят, а мы просто сидели и ждали. Здорово, что неисправность обнаружили до взлета, но с каждым объявлением надежда успеть на пересадку таяла. Я отчаянно соображал, что делать. От Найроби до Моши можно добраться на машине, но на границе точно спросят про прививку, которой у нас не было. Значит, нужно искать, где ее сделать в Найроби, а потом ехать в Моши. В запасе у нас были всего сутки.

Тем временем самолет несколько раз перезагружали. По крайней мере, так объявлял пилот. Звуки затихали, свет сначала гас, потом моргал, затем на полную мощь включалась вентиляция и борт оживал. После этого всеисцеляющее заклинание сисадминов «Перезагрузись!» вышло для меня на новый уровень. Кроме того, я переживал о багаже — еще в Москве сдал его с получением в конечной точке маршрута. Интересно, они полетят до места назначения или их выгрузят в Найроби? Даже думать не хотелось, что будет, если мы потеряем всю экипировку.

После очередного сброса настроек — о, чудо! — объявили о взлете. Времени на пересадку в Найроби оставалось чуть менее часа.

«Далеко ли до гостиницы?» — «Теперь далеко»

Повторяя «Sorry, sorry», мы протискивались сквозь неожиданно возникшую толпу на входе в аэропорт. Оказалось, что уже тогда пускали внутрь по одному, предварительно измеряя температуру. Получив несколько раз неверные инструкции на ломаном английском от людей, похожих на сотрудников аэропорта, и выбрав между их указаниями и здравым смыслом второе, мы все-таки смогли распечатать посадочные и добраться до самолета за несколько минут до вылета.

Окончательно выдохнул, когда после приземления увидел, что наш потрепанный тремя перелетами рюкзак швырнули на тележку с багажом. Добрались!

В аэропорту Моши нас остановил грозного вида человек и спросил о том, сколько времени мы провели в Найроби. Узнав, что меньше часа, улыбнувшись, пропустил. Думаю, если бы мы провели там более восьми часов, но сказали, что меньше, результат бы не изменился.

Визы мы оплачивали и получали по прибытии в аэропорту, тут же меняли деньги. Во многих странах обмен валюты в аэропорту невыгоден из-за курса, но тут оказалось можно. Более того, я бы даже рекомендовал делать именно так. Получив в обменном пункте увесистую пачку денег (мы меняли сразу на всю поездку), под пристальными взглядами местных как мог засунул все в рюкзак и поспешил на парковку к провожатому.

Приложение Maps.me показывало, что до отеля около 40 км и 34 минуты езды. Через полчаса спросил у водителя долго ли еще, и он ответил, что где-то час. Дело было совсем не в качестве дорог, оно оказалось очень неплохим. Движение замедлялось, когда проезжали населенные пункты: пешеходы и разъезды транспорта сильно тормозили основное шоссе. Как стемнело, скорость упала еще больше.

Деревня, где абсолютно ничего нет

В отель приехали затемно. После стремительной пересадки и «прекрасной» еды на борту Kenya Airways, состоящей из маленького пакетика соленого арахиса, мы были дико голодные. Парень на ресепшен сказал, что он хозяин отеля (так я и не понял врал он или нет), и вызвался помочь. Помощь заключалась в том, что он перевел нас через улицу и подвел к забегаловке самого неприглядного вида, который только можно вообразить. На мангале жарилось что-то вроде мяса, посетители сидели вдоль стен на низеньких стульчиках, а освещалось все фонарями с улицы. При таком свете явно проще есть то, что там готовили. Людей было много, в основном местные. Почти все прервали свою трапезу и буравили нас взглядами. Наш проводник сильно расстроился, когда мы сказали, что поищем другое место. Предположу, что он рассчитывал что-то получить с хозяина за то, что привел клиентов. В качестве последней попытки он попробовал пугать, что в Моши небезопасно. Аргумент был весомый, но мы все-таки ушли. Обратившись к приложению Tripadviser и немного прогулявшись, мы прекрасно поужинали. Моши — деревня, где абсолютно ничего нет и делать нечего. К вам могут приставать попрошайки или желающие втридорога продать сувениры, вы можете умереть с голоду, если не понизите свои критерии к чистоте, но при всем прочем — это абсолютно безопасное для туристов место.

Выбирайте выражения маршруты

Официальных маршрутов восхождения на Килиманджаро всего шесть и один специальный для спуска. Наш назывался «Марангу», местные дали ему прозвище Coca-Cola за большую популярность среди туристов. Этот путь единственный оборудован хижинами для ночлега (на остальных придется спать в палатках). Кроме того, «Марангу» еще и один из самых коротких маршрутов с ровной тропой и пологим подъемом. Кажется, вот он — идеальный вариант для таких новичков, как моя супруга. Однако не все так радужно. Оказывается, у каждого маршрута есть своя статистика восхождений, и у нашего она одна из худших — около 60%. Дело в том, что это один из самых быстрых путей восхождения, и полноценно акклиматизироваться получается не у всех. Зато из-за своей небольшой протяженности он самый дешевый.

Так что внимательно выбирайте маршрут, взвешивая все плюсы и минусы. Говорят, что для новичков в плане акклиматизации лучше всего подходит «Лемошо». К сожалению, наша группа не стала исключением из статистики — не все участники поднялись наверх. В частности, со штурма вершины наш гид Антон снял мою супругу из-за сильного падения сатурации (концентрации кислорода в крови). Пользуясь случаем, хочу сказать ему за это еще раз спасибо. Местный гид, напротив, упорно тащил ее вверх — туристы, покорившие гору, дают больше чаевых. После того как часть нашей группы вместе с моей супругой отправились обратно в базовый лагерь, мне стало идти гораздо легче. Группа у нас была разной степени подготовки, держать единый строй не получалось, и мы распадались на небольшие подгруппы, сильно растягиваясь по маршруту. Сертификат о восхождении дают, даже если вы на саму вершину не попали, но достигли как минимум точки под названием Gilman’s Point (5685 м). Забегая вперед, скажу, что подгруппа, в которой шел я, на этой точке решила закончить подъем. Тогда я пожелал всем благополучно спуститься, убедил гида, что со мной все будет хорошо, и продолжил восхождение один. Но обо всем по порядку.

Этапы большого пути

Танзанийские профсоюзы строго следят, чтобы туристы обеспечивали работой местное население, поэтому вход в национальные парки и покорение гор возможны только в сопровождении местных. Кроме того, есть четкие нормативы, сколько сопровождающих приходится на каждого туриста. Например, с нашей группой шла без малого целая деревня из местных гидов, поваров и портеров-носильщиков.

Маршрут «Марангу» очень живописный и проходит через пять климатических зон. Начинается все с приятной восьмикилометровой прогулки по тропическому лесу до стоянки «Мандара Хат» (2720 м). В лесу встречаются обезьяны, их появление каждый раз провоцирует длительную фотосессию. Сил и задора у нас еще много, усталость приятная, вода хоть и в тазиках, но теплая. Туалеты, электричество — все есть! Разместившись в домике и поужинав, мы допоздна общались, наблюдая за луной размером с огромное блюдо. Если тут вы представили себе шикарную виллу, то спешу разочаровать: место ночлега скорее напоминает общую казарму с двухъярусными деревянными кроватями вдоль стен, расположенную на втором этаже над общей столовой.

 

 

1/2

 

 

1/2

Во второй день мы проходим 12 км до «Харомбо Хат» (3720 м) с подъемом высоты где-то на 1 км. Лес понемногу расступается, редеет и переходит в древовидный кустарник, который по мере продвижения вперед становится все меньше. Позже появляются интересные пальмы с толстыми стволами и массивной шапкой из острых листьев на вершине. На небе ни облачка, поэтому вдалеке на горизонте отчетливо видна цель нашего путешествия, а правее возвышается еще одна гора — вулкан Мавензи (5149 м). Роль обезьян в этот раз выполняют хамелеончики, которых тоже все фотографируют. Переход предполагает остановку на обед в специально оборудованном месте с туалетами, столами и навесами. Метров за двести до остановки появляется туча. Она стремительно движется вверх по склону, переползая через нас и тропинку. Крупные редкие капли дождя громко шлепаются в пыль на дороге. Ощущение, что все это спецэффекты из фильма, где запустили дым-машину с мощным вентилятором. Как только туча нас окончательно съедает, капли превращаются в стену дождя. Благо к этому моменту мы добираемся до места обеда. Радость нахождения в укрытии пропадает через пять минут, когда ветер усиливается и дождь из вертикального превращается в горизонтальный, легко находя нас под навесами. Перекусив и натянув на себя дождевики, возвращаемся на маршрут. Чувствуется сильный перепад температуры, у меня замерзают пальцы рук. Теплых вещей с собой нет — они в рюкзаке, который портер давно унес вперед. Каким-то чудом я добираюсь до лагеря практически сухим, а вот у супруги промокли ботинки. Если первый день мы шли в кроссовках, то в этот раз надели треккинговые ботинки, замены которым нет. Высушить обувь с гортексом, правда, как и промочить, — задача не из легких. А идти в мокрых ботинках — удовольствие не из приятных. Нам повезло: следующую ночь мы должны были провести в этом же месте, поэтому оставалась надежда решить вопрос. Утро порадовало ярким солнцем, и крыша домика, спускающаяся почти до земли, тут же обросла наростами в виде сушащейся обуви.

 

 

1/3

 

 

1/2

Третий день мог бы совсем не заслужить внимания в моем рассказе. Нас ждал простой акклиматизационный выход до утеса Зебра-рок, а также отдых в лагере. Выдвинувшись утром, мы небольшой группой отстали от остальных. Дойдя до точки назначения, узнали, что основная группа решила пойти выше, чтобы лучше акклиматизироваться. Сил у меня оставалось много, акклиматизироваться хотелось лучше, поэтому я решил их догнать. Местный гид показал мне тропу вверх, по которой нужно было подняться строго до конца, увидеть сверху остальных и следовать в их сторону. Любуясь видами и фотографируя, я, не торопясь, поднимался по тропе. Неладное заподозрил, когда, обогнув очередную скалу, увидел, что тропинка уходит практически до бесконечности вверх и заканчивается где-то на вершине Мавензи. Максимальная высота растительности в этих местах уже едва доходит до колена, видимость идеальная практически до горизонта. Вдалеке виднелись какие-то домики и вертолетная площадка. Сверившись с Maps.me, пошел напрямую к ним, судя по карте, тропа до лагеря как раз проходила мимо этого места. Заманчивые издалека домики на деле оказались обыкновенными туалетами. Похоже, это был привал для движущихся по маршруту. Какое-то время я провел там, прячась от неожиданно начавшегося ливня. Тем временем в лагере решили, что я пропал, передали информацию по рации другим стоянкам и даже успели подрядить местных на поиски. Я же, вернувшись, думал только, осталось ли еще что-то от обеда — за свою длинную прогулку успел сильно проголодаться.

 

 

1/2

Штурм

На следующий день наш путь лежал до штурмового лагеря «Кибо Хат» на высоте 4700 м, расположенного у самого подножия вулкана. Большая часть пути — пустынные марсианские пейзажи без растительности. По плану мы должны были дойти до лагеря, поспать часа четыре и ровно в полночь выдвинуться на штурм. Переход мне дался с огромным трудом и отнял очень много сил. Мы с женой добрались до «Кибо Хат» одними из последних, почти через час после основной группы. Я кое-как совершил акклиматизационный бросок вверх на 100—200 м. Безумно болела голова и немного подташнивало. Лагерь заволокло густым туманом. Кого-то спешно грузили на специальную эвакуационную повозку — носилки, к которым спереди приделали огромное надувное колесо. Жаль, но чей-то поход закончился серьезной травмой. Всю дорогу до лагеря вместе с нами шел японец с сынишкой. В домике мы с ними разместились в одной комнате на соседних кроватях. Парнишка задыхался, ему явно было плохо. Когда я проснулся выходить на штурм, его кровать была заправлена. Оказалось, они с отцом поспешили вниз, так как ребенку стало хуже. Согласно договоренности с гидом, мы с супругой и еще одним членом нашей группы как самые медленные встали на час раньше остальных и выдвинулись на штурм в одиннадцать. Таким образом, поспать удалось около двух с половиной часов. К моему удивлению, организм успел перезагрузиться, и встал я бодрым, без головной боли.

Уверен, что не случайно штурм начинается ночью. Не в последнюю очередь из-за того, чтобы человек не видел, что ему предстоит преодолеть. Размеренное движение в темноте сродни медитации. То ли идешь, то ли летишь, то ли вообще никуда не движешься. На остановках сквозь темноту напротив все явственнее проступает еще более сумрачный профиль Мавензи. И хотя никакой красоты не видно, эмоции зашкаливают. Нас догнала группа, которая вышла на час позже, и это меня расстроило. Смешавшись сначала, мы затем снова разбились на маленькие подгруппы и растянулись по всему склону бусинками фонарей. Супруга, сопровождаемая местным гидом, сильно отстала. Идти в их темпе я не могу. Договорился с Антоном, что пойду быстрее и подожду их на Gilman’s Point. Поднял голову и понял, что светящиеся точки ушли далеко-далеко вверх! Понять, что это не звезды можно по плавному пошатыванию из стороны в сторону. Тогда наша группа решила считать про себя до двухсот и после останавливаться на отдых. Это помогает держать темп, контролировать дыхание и немного отвлекает от усталости. Но перерывы приходилось делать уже на пятидесяти — досчитать до двухсот не хватало сил. Мимо проходил кто-то из нашей группы и оставил мне рацию, сказав, что мы замыкающие, остальных Антон ведет обратно в лагерь. Практически без сил мы добрались до Gilman’s Point в момент, когда вокруг начало рассветать. Красота фантастическая! Цвет облаков менялся от насыщенного темно-фиолетового до бледно-розового.

 

 

1/2

«Я никогда не оставлял сил на обратный путь»

Мы разделились, и дальше я один продолжил путь к пику Ухуру — высшей точке Килиманджаро. Тропинка шла по кромке кальдеры вулкана. Она протоптана в снегу, очень узкая и местами скользкая. Несмотря на то что здесь нет крутого подъема, сил на дорогу все равно уходило много. Окончательно рассвело, открывался фантастический вид, но сил любоваться красотой почти не было. Между Gilman’s Point и пиком Ухуру есть еще одна промежуточная точка — Stella Point (5756 м). Там было многолюдно, поэтому я прошел мимо. Вскоре встретил часть нашей группы, которая шла обратно. Мне желали удачи, подбадривали и говорили, что осталось чуть-чуть. Главный из местных гидов, что был с ними, детально расспросил, почему я один. Они ушли, а я продолжил плестись вверх. Спустя пять минут гид вернулся — решил, что пойдет со мной. Вскоре мы добрались до вершины. К счастью, там почти никого не оказалось, можно было спокойно фотографироваться. Помог с фото парню, который разделся до трусов и позировал с бутылкой пива. В качестве ответной услуги он сфотографировал нас вместе с Иоахимом. Нам очень повезло с погодой, вокруг была потрясающая видимость. Но, к большому сожалению, обещанная эйфория от того, что цель достигнута, не чувствовалась совсем. Я достал ставший талисманом флаг ОТП, сделал еще несколько фотографий и отправился в обратный путь. По дороге вспомнил слова из фильма «Гаттака»: «Ты хочешь знать, как мне удавалось побеждать? Я никогда не оставлял сил на обратный путь». Я вот тоже в этот раз совсем не оставил сил на обратный путь.

На следующее утро местные гиды устроили традиционный прощальный танец, и мы двинулись к выходу из национального парка. Насыщенное и эмоционально яркое путешествие подошло к концу.

В Танзании нас ждало еще много всего интересного: национальные парки, животные, огромные баобабы, голубой океан на Занзибаре. Но мое сердце осталось там, на вершине одинокой горы.

Кто-то спросит, зачем я все это написал? С 1 августа 2020 года для посещения открыта не только Турция, но и Танзания. Возможно, это будет ваше лучшее путешествие в жизни — в год, когда все пошло не по плану.

Источник: finparty.ru

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.