Книга и интернет как социотехнические изобретения, ломающие мир своего времени

Человечество оказалось неготовым ни к цифровой реальности, ни к параллельной ей визуальной коммуникации, также набирающей обороты в нашей жизни (например, в виде телесериалов, которые теперь можно смотреть хоть круглосуточно).

Социотехнические изобретения несут не только новые технологии, но и существенные последствия, трансформирующие мир каждого. И делают это с помощью работы контента, то есть, по сути, являются гуманитарными изобретениями. По причине отсутствия контента, например, мы не можем поместить колесо в этот список, хотя изобретение его кардинально изменило мир. А вот сказки, которые возникли 6-8 тысяч лет назад, несомненно были таким гуманитарным изобретением, поскольку несли те или иные правила поведения человечества в закодированной в сказке форме по всему миру.

Массовое средство коммуникации принципиально не может призывать к революциям. Так не бывает ни в одном обществе. Когда-то таким средством был роман, который можно рассматривать как гуманитарное изобретение человечества, вытесненный сегодня по популярности другим гуманитарным изобретением — телесериалами. Все они имеют важную характеристику, обеспечивающую им коммерческий успех, — развлекательность. Романы Диккенса не призывали к революциям, поскольку его буржуазный читатель не мог хотеть реальной политики. Точно та же ситуация с телесериалами, поскольку коммерческое и протестное слабо сочетаются вместе.

Телевидение, будучи массовым, также не призывало к протестам. Даже в Украине в периоды двух революций оно не столько напрямую поднимало население, сколько транслировало речи тех, кто мог это делать.

Интернет, который всеми представлялся как прорыв, реально не решил ни одной проблемы человечества. Болезни, нехватка еды и воды, грядущие климатические изменения так и остаются нерешенными проблемами. Интернет создал технических гигантов типа Фейсбука или Амазона, однако все это касается достаточно узких технологически областей, которые, правда, обслуживают широкие массы, имея в то же время возможность форматировать наш разум.

Если книгу создало человечество в его наивысших достижениях и проявлениях, то интернет как бы наоборот — идет не к вершинам человечества, а к его низинам. Соцмедиа, например, дали голос тем, кто до этого не «говорил» и не был слышен. Вероятно, отсюда и расцвет популизма по всему миру.

Книга принесла национализм и национальные государства, дала свободу науке и религии, позволила создать образование нового уровня. Человечество получило образцы высокого интеллектуального уровня, на которые могло ориентироваться. Странным образом интернет совершает как бы обратный процесс — он дал голос образцам низкого уровня, и на них тоже стали ориентироваться. Массовая культура в принципе производит образцы, потребление которых не требует никаких сложностей и несет большую долю развлекательности.

Массовая культура разорвала цепи исключительности: теперь любой может читать или смотреть, в результате число читателей / зрителей неизмеримо возросло. Массовый интернет сделал следующий шаг: теперь любой может писать и снимать. Массовый читатель и массовый автор слились в одном лице.

Соцмедиа лишь усиливают все эти тенденции, сделав еще более доступным для всех не только чтение текстов, но и их написание. Александр Бушев говорит о феномене новой неграмотности как о « » (см.: Бушев А. Б. Речедеятеля
формирует чтение! //Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. Вып 16. — Сочи, 2011).

Амазон, Гугл и Фейсбук также принесли последствия, которых от них никто не ожидал: Амазон стал доминировать не только как электронный «магазин всего», но и захватил ряд других областей: это и рекламный бизнес, и производство теле- и кинопродукции, издатель книг, дизайнер моды. При этом компания занимает в мире площадь, равную 38 Пентагонам.

Кэндас Тилль, директор обучающих наук в Амазоне, закончившая университет Беркли и пришедшая в Амазон после работы в университетах Стенфорда и Карнеги Меллон, говорит: «

При этом техгиганты все еще несут массу проблем своим пользователям, в том числе недостаточно охраняя их персональные данные. Есть также исследования, демонстрирующие связь прихода популистов с соцмедиа. И это вновь серьезная опасность, поскольку популисты ведут к деградации своих государств. Европа высказывает озабоченность перед грядущими парламентскими выборами в ЕС (см. тут, тут и тут).

Соцмедиа очень серьезно облегчили процессы информационной войны, которая сегодня может вестись на таком расстоянии от объекта нападения, что часто трудно определить, кто же несет ответственность за эту атаку.

Специалисты подчеркивают особенности такого нового явления, как персонализация:

    ).

Есть еще одна опасность, идущая от технических гигантов, и это уже касается не политических проблем, а всего человечества. Юваль Харари видит ее так.

Есть множество других, параллельных процессов, на которые мы не обращаем внимания, хотя они отражают реальность иного порядка. Это, к примеру, падение среднего уровня IQ, наблюдаемое в мире; это падение числа патентов, которое идет с конца девяностых. Нобелевские премии дают сегодня за открытия 70–80-х, но не за современность.

В целом мы должны признать, что книга приносит понятие правды, интернет и соцмедиа — понятие постправды. Книга и правда завышали свой интеллектуальный продукт, соцмедиа и постправда, наоборот, занижают его. Это отражает общую тенденцию, состоящую в том, что чем более массовым является продукт, тем более простым он должен быть.

Одновременно следует признать, что акцент на эмоциональности, на развлекательности, на визуальности, а не вербальности, а именно письменное и печатное слово создали во многом человечество, совершающее сегодня переход от вербальной к визуальной цивилизации. В качестве примера такой смены парадигмы можно назвать появление мемов как единиц, сочетающих в себе вербальность и визуальность (см. об использовании мемов в политике).

Одним из следствий стало определенное разрушение риторики как способа вербального убеждения другого, известного со времен античности. Риторика была рациональной, сегодня побеждают эмоциональные подходы. Ольга Малюкова говорит о приоритете формата:.

Фейсбук и соцмедиа попали под расследование и штрафы во многих странах. Под расследование самого Фейсбука попали и исследователи. Речь идет о Джонатане Моргане из фирмы New Knowledge, занимающейся анализом соцмедиа. При этом данная фирма подготовила очень сильный доклад для американского сената по поводу российского вмешательства (см. тут и тут). В порядке эксперимента они запускали дезинформацию во время выборов в Алабаме.

Технические гиганты расширяют свое пространство, все движутся вслед за Нетфликсом к выходу на потребителя без посредников. А Фейсбук стал хорошим примером того, что техгиганты не являются чисто техническими игроками, поскольку оказывают серьезное влияние на социальную и политическую жизнь каждого. Отсюда желание хоть как-то ограничить Цукерберга и Фейсбук.

Чтобы окончательно не «сбрасывать книгу с корабля современности», приведем и редкое оптимистическое высказывание: «.

Технические гиганты оказались настолько сильными, что их влияние проявилось везде. По своему влиянию технологии сегодня можно сравнить с религией или идеологией. Но если идеология и религия формулируют свои правила и требования открыто, у техгигантов все спрятано. Более того, они и сами могут не знать, куда они нас ведут. И поскольку пределов развития технологий пока не видно, то опасность будет только возрастать. Тем более, что роль пишущих приняли на себя боты. То есть идет освоение и чисто креативных профессий новыми технологиями.

Все вокруг пришло в движение. Техника и технологии на следующем витке развития поменяли политику, приведя к власти популистов. Мы стали жить в мире быстрых изменений, но нас это особо не волнует. Мир движется вперед. При этом никто не знает, что ждет его там.

Бушев А.Б. Речедеятеля формирует чтение! // Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. ВЫп 16. — Сочи, 2011
Martineau P. a.o. Why it's hard to escape Amazon's long reach?
Fadulu L. Amazon's Autodidact Streak
Chen B.X. The Tech That Was Fixed in 2018 and the Tech That Still Needs Fixing

Newton C. Why social media is friend to far-right politicians around the world. The links between social media, domestic terrorism, and the retreat from democracy

Mounk Y. a.o. What Populists Do to Democracies
Lewis P. a.o. Steve Bannon’s far-right Europe operation undermined by election laws

Kalia A. a.o. Revealed: how Italy’s populists used Facebook to win power

Rankin J. How rising populism could shake up European elections
Плокен Ж.-К. Будущие тенденции информационной войны, проводимой Россией
White S.P. Understanding cyberwarfare. Lessons from the Russia — Georgoa war
Bowles N. Tech C.E.O.s Are in Love With Their Principal Doomsayer
Майка Р. «Игра престолов»: зачем политики ударились в мемы
Малюкова О. Современная риторика: в рамках формата
Romm T. Facebook suspends five accounts, including that of a social media researcher, for misleading tactics in Alabama election

Ingram D. Tech billionaire says he didn’t know about Alabama disinformation, apologizes

Marx P. New Apple stores want to become ‘town squares’. But is combining public and private spaces a good idea?

Atkinson C. Top media banker on why 2019 could be tough on Netflix and other big players

Wong J. Zuckerberg’s control of Facebook is near absolute – who will hold him accountable?

Вюйар Э. «Если бы я впустил Сталина в свою книгу, это была бы совсем другая история». Интервью

Groll E. Battling the Bots

© Почепцов Г.Г., 2019 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Источник: psyfactor.org

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.