Моя родословная: Никита Рахманинов, «Система Капитал»

Есть люди, которые оставили заметный след в истории своей страны, а иногда и всего мира. Мы решили поискать таких среди предков финансистов. Первым о своем родственнике, композиторе Сергее Рахманинове, рассказывает руководитель розничного бизнеса УК «Система Капитал» Никита Рахманинов.

Хотя мое родство с Рахманиновым не настолько близкое, чтобы его особенно афишировать, но это очень важная часть нашей семейной истории. Мой прапрапрадед приходится родным братом отцу Сергея Васильевича, и получается, что я композитору — внучатый племянник.

В конце 1917 года Рахманинов, воспользовавшись приглашением выступить в Стокгольме, увез семью из России. И долгие годы он был в нашей стране непопулярен: произведения композитора не входили в основной советский репертуар классической музыки. Я бы сказал, что только после распада Советского Союза его имя снова стало у всех на слуху. В России активно заниматься восстановлением наследия композитора стал мой дедушка Юрий Павлович Рахманинов. Я думаю, тяга деда к истории рода была связана с тем, что он рано потерял отца, который погиб на войне.

Юрий Павлович Рахманинов

Насколько я знаю, до конца 90-х годов в нашей стране не было ни одного памятника Сергею Васильевичу. Тот, который сейчас находится на Страстном бульваре, — на мой взгляд, самый удачный из всех — появился, в частности, благодаря моему дедушке. В дальнейшем было установлено еще два памятника: в Тамбове и позже в Великом Новгороде.

    Памятник в Москве

    Памятник в Великом Новгороде

    Памятник в Тамбове

 

 

Памятник в Москве

 

 

1/3

Параллельно мой дед занимался восстановлением Ивановки, родового поместья жены композитора — Натальи Сатиной. Туда Рахманинов стал ездить еще в юности, когда его родители растеряли и распродали собственные поместья, оставив потомков практически ни с чем. Он обожал Ивановку, семья там жила все лето на протяжении 28 лет.

Сергей Рахманинов с дочерью Татьяной и Софьей Сатиной. Ивановка, 1912 год

Сергей Рахманинов с дочерью Татьяной. Ивановка, 1910 год

«Имение это было степное, а степь — это то же море, без конца и края, где вместо воды сплошные поля пшеницы, овса и т. д., от горизонта до горизонта. Туда я всегда стремился или на отдых и полный покой, или, наоборот, на усидчивую работу, которой окружающий покой благоприятствует. Последние годы моего пребывания там, когда имение перешло в мои руки, я очень увлекся ведением хозяйства. Это увлечение не встречало сочувствия в моей семье, которая боялась, что хозяйственные интересы отодвинут меня от музыкальной деятельности. Но я прилежно работал зимой, концертами «делал деньги», а летом большую часть их клал в землю, улучшал и управление, и живой инвентарь, и машины». (Из воспоминаний С. В. Рахманинова. Выдержка из книги «Ивановка. Времена. События. Судьбы»)

Ирина и Татьяна Рахманиновы с няней. Ивановка, 1910 год

Сам я начал интересоваться прошлым семьи не благодаря родственным связям с Рахманиновым. Мне показалась любопытной история рода. То, что в нем есть, например, молдавский царь Стефан III, который отдал свою дочь Елену за старшего сына Ивана III. Что рязанские поместья одному из моих предков были пожалованы Иваном Грозным. Что Герасим Иевлиевич Рахманинов участвовал в событиях 1741 года, когда на престол была возведена дочь Петра I — Елизавета. Она же утвердила новый герб Рахманиновых. Вот эти истории меня увлекли гораздо больше. Кстати, если посмотреть на родовое дерево, то можно проследить, что какое-то время мужчин по моей ветке старались называть так, чтобы первые буквы имени-отчества были «А»: Алексей Аркадьевич, Аркадий Александрович. Потом эта традиция утратилась.

Герб рода Рахманиновых

По-настоящему я заинтересовался судьбой самого композитора в тот момент, когда впервые побывал в Ивановке. Тогда я почувствовал себя частью большой семьи и стал лучше понимать тех, кто здесь жил, их уклад. Еще, помню, меня очень впечатлила фотография, где Сергей Рахманинов запечатлен с Уолтом Диснеем. Это мне тогда казалось вау как круто! Начинаешь представлять, что великий мультипликатор где-то вот совсем рядом.

Сергей Рахманинов, Уолт Дисней, Владимир Горовиц

    Ивановка в наши дни

 

 

Ивановка в наши дни

 

 

1/3

В 1917 году Ивановка была разорена. Местные жители растащили не только вещи, но и разобрали дома практически по кирпичику, остались только фундаменты. Так что восстанавливать приходилось все с нуля. Дед рассказывал историю: в поместье пришла старенькая бабушка, принесла стул. Она призналась, что когда-то и ее семья участвовала в разграблении этого места наравне с остальными, но ей всю жизнь было стыдно. И вот она вернула, что осталось. Бабушка поделилась и воспоминаниями о семье Рахманинова. Рассказала, что люди это были хорошие, поэтому, может, и избежали более печальной участи многих дворян того времени.

«Мужики словно озверели, тащили все подряд: кто скотину, кто барскую одежду, кто посуду, кто мебель, кто барские картины. Афоня Архипов додумался упереть огромную люстру из барского дома, куда он этакую громадину собирался повесить, не знаю. Барские сундуки выволокли на крыльцо флигеля и продали одежу из сундуков с торгов. Василий Хоринов с Купряковым теми торгами заправляли. Те, кого когда-то Сатины выгнали с работы за лень и пьянство, теперь грабили нажитое барином и его семьей». (Из воспоминаний Екатерины Ивановны Штыриной, родители которой работали в имении. Выдержка из книги «Ивановка. Времена. События. Судьбы»)

Ивановку начали восстанавливать в 60-х годах местные (тамбовские) энтузиасты. Мой дедушка подключился в 90-х, благодаря ему был воссоздан главный усадебный дом.

Дед был активным членом Рахманиновского общества, которое создалось у нас в стране в 1982 году. Меня тоже старались вовлекать в его работу, одно время я даже был членом его президиума, но очень номинально, к сожалению. Тамара Васильевна Паршина, которая управляет Рахманиновским обществом, стала приглашать потомков на знаменательные события. Благодаря этому наша семья познакомилась с дочерью любимой внучки Сергея Рахманинова — Софии Волконской. Натали Ванамейкер-Хавьер и ее сын Сергей приехали из Южной Америки на открытие памятника композитору в Великом Новгороде.

Сергей Хавьер, Джеффри Хавьер, Натали Ванамейкер-Хавьер, Тамара Паршина, Светлана Рахманинова, Никита Рахманинов — на открытии памятника в Великом Новгороде, 2009 год

Мы были знакомы с внуком композитора Александром Рахманиновым. Изначально у него была фамилия Конюс, но он ее изменил, чтобы было проще заниматься наследием деда. Я хорошо помню его первый приезд, мы все вместе встретились на даче у дедушки.

Что касается произведений Рахманинова, то в детстве я слушал их с большим трудом — не сказать, что они мне нравились. Это умная, но достаточно тяжелая для восприятия музыка. И когда ты маленьким приходишь на четырехчасовой концерт, то просто с ужасом ждешь его окончания. У моего сына пока такая же реакция.

Но семейная история все-таки пустила в нас глубокие корни. Например, у нас уже сложился своеобразный ритуал — в детском возрасте и моего отца, и меня водили на прослушивание в консерваторию, чтобы выяснить, не появился ли в роду второй Рахманинов. Со мной этот эпизод случился в восемь лет. Перед прослушиванием была примерно неделя уроков, чтобы я хоть немного ориентировался в нотах и привык к пианино. Потом мы пришли к именитому профессору на экзамен. Вердикт был такой: слух у мальчика есть, но музыкального таланта нет. Знаете, обидно это услышать, даже если ты и не думал заниматься музыкой! Профессор аргументировал свое мнение следующим образом: «Имея фамилию Рахманинов, играть роль второй скрипки просто невозможно. Поэтому я согласен мучить мальчика, если у него есть природный дар. А мучить просто хорошего мальчика я не готов».

Продолжая эту традицию, я привел на прослушивание своего пятилетнего сына. Только не в консерваторию, а в Рахманиновское общество. Там сказали, что ребенок небезнадежен, поэтому он стал обучаться, ходит на занятия по фортепьяно, ему очень нравится. Что будет дальше — посмотрим.

В нашей семье считают, что по-настоящему хорошо играют Рахманинова два человека — Денис Мацуев и Николай Луганский. Мне очень нравятся оба исполнителя, но у Луганского еще имеется некое внешнее сходство, вернее, похожа манера игры. Оба пианиста очень популярны и на Западе, где дают концерты, исполняя в том числе сочинения Сергея Васильевича. Луганский, кстати, часто летом приезжает в Ивановку на рахманиновские вечера. Ему важно окунаться в эту атмосферу, черпать в ней вдохновение.

    Николай Луганский

 

 

Николай Луганский

 

 

1/2

Из последних ярчайших событий очень хочется отметить инициативу Дениса Мацуева, которую одобрил президент Путин, объявив 2023-й Годом музыки. Планируется провести ряд мероприятий, посвященных 150-летию со дня рождения Рахманинова. Я искренне надеюсь, что это поможет напомнить о величайшем композиторе, пианисте, дирижере и что имя Сергея Васильевича останется в музыкальной истории надолго.

Денис Мацуев (справа)

Если у вас есть подобная семейная история, напишите нам на news@finparty.ru, мы обязательно о ней расскажем!

Источник: finparty.ru

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.