Телесериалы и теленовости программируют действительность

Теленовости и телесериалы имеют общие черты, по крайней мере их три:

    теленовости и телесериалы рассказывают о героях, позитивных и негативных, а все зрители обожают рассказы именно о героях,
    теленовости и телесериалы носят бесконечный характер, мы знаем, что завтра обязательно будет продолжение,
    теленовости и телесериалы повествуют о героях, с которыми бесконечно происходят однотипно увлекательные действия — подъем на вершины власти, поражения, порой даже попадание в тюрьму и т. п.

Телесериал является единственной большой формой, где нет конца. Его могут продолжать сезон за сезоном. У сериалов возникают сиквелы, приквелы и подобные хвосты. Такая «вечность» сериала связана с его сложной структурой. Много героев, много судеб, много сюжетов помимо основного. Каждый такой сюжет может быть продолжен в отдельный фильм.

Дмитрий Быков увидел в отсутствии конца серьезный минус телесериалов: «.

Причем по поводу многих героев трудно принять решение, относятся они к позитивным или негативным персонажам. Все было гораздо проще в советском пропагандистском кино. Федоров пишет: «.

И еще: «.

Интересно, что фильмы, намекавшие на Германию как врага, исчезли из проката с осени 1939 по июнь 1941 года. Вот к чему ведет привязка к пропаганде. Изменилась пропаганда, это заставило исчезнуть и фильмы.

Пропаганда не чурается ничего. В России вышла стихотворная конституция, отвечающая на все вопросы. Там есть, например, такие строки:

.

Кино является очень сильным миростроителем. Во времена Сталина пришел не только Советский Союз, но и кино как принципиально новая визуальная технология. Когда люди смотрели на экране, как хорошо живет страна, то они просто считали свой уголок этой страны отстающим от общего благоденствия.

Эту функцию строительства нового с помощью визуальной коммуникации выполняют сегодня телесериалы. Пионером того, что мы назвали эстетическим программированием населения, был мексиканский режиссер Сабидо. Телесериалы позволяют вводить новые модели поведения, напрямую общаясь с массовым сознанием. Никто не воспринимает сериал как пропаганду, поскольку в нем первична развлекательность, а пропаганда, когда она есть, проходит фоново и потому не встречает сопротивления. Можно написать на здании «Летайте самолетами «Аэрофлота»», а можно снять прекрасный фильм «Мимино», который будут помнить даже тогда, когда «Аэрофлота» не будет.

Страны меняются, а модели мира более инерционны. Советский Союз выстраивал свою не менее двадцать лет, то есть целое поколение должно смениться, чтобы новая модель мира вошла в силу. И то Сталину пришлось включить модель террора, чтобы стереть социальную память о прошлом. 37-й год был именно таким механизмом, который заставлял людей под страхом казни перейти на новую модель мира, где все было хорошо, а впереди всех советских людей ждали новые свершения.

Десницкий подчеркивает нужду в системности, но не той, что строится на старых штампах холодной войны. Он пишет:.

Телесериалы задают модели будущего. Такую функцию выполняла когда-то научная фантастика, которая в советское время была в центре внимания молодых людей. У всех студентов на устах были Стругацкие, хотя все они изучали научный коммунизм. Но Стругацкие оказались сильнее.

Правда, Кургинян негативно оценивает роль Стругацких, видя в Стругацких рупор спецслужб, которые таким образом с помощью их текстов обосновывали развал СССР и приход сегодняшней системы. По сути одна организационная структура (КГБ) переиграла другую (КПСС).

Кургинян пишет: «»» (см. также тут).

Кургинян дает Стругацким совсем не литературную роль, это роль скорее «ускорителя» определенных социальных процессов: «[…]

Это его гипотеза форматирования советского общества. Но гипотеза остается гипотезой, пока за ней не стоят четкие доказательства. А их у него нет? Хотя он все время ссылается на неназванные источники.

И еще: «.

И в продолжение некая конкретика. Все это было направлено на форматирование сознания советских технократов — создания для них новой матрицы: .

В эту матрицу он вводит и «прогрессорство» как право на эксперименты над населением, что потом и произошло при развале СССР. В принципе он называет, не называя, заказчика этого «проекта»: « (см. также тут и тут).

Идя в русле этой же модели, Петровская посмотрела на роль Гайдара, видя такую цель: «.

Это такая параллельная история, которую можно рассматривать как прямую и косвенную поддержку версии Кургиняна. В результате ее вклада некоторые вроде бы случайные процессы предстают как вполне системные, и мы понимаем, что победы не бывают случайными, а только хорошо подготовленными.

И вот на вершине этой работы появляется и сам Гайдар: «»».

Илларионов, на которого она ссылается, а он на нее, говорит, что отец Гайдара был сотрудником Первого главного управления (ПГУ) КГБ, резидентом КГБ на Кубе и в Югославии. Первоначальной версией был ГРУ, но потом ее отвергли. То есть и тут сработала система.

По этой причине конечный вывод Петровской таков: « (см. также работу Илларионова).

Тут возникла тема нарративов перестройки, главным из которых были свобода и демократия, а вели в это время к руководящей роли спецслужб, как была ранее руководящая роль КПСС. И два нарратива, созданных для входа в массовое сознание: биографии Жириновского и Гайдара. При этом все варианты демократических партий того периода создавались исключительно при помощи КГБ (см. на тему КГБ и Народный рух Украины тут, тут, тут, тут, тут, тут, тут, тут и тут).

Государство поддерживает свой нарратив победы в любых ситуациях и любых формах. Все другие нарративы для него вторичны. У государства единственного есть возможность вставлять свой нарратив в образование и науку, легитимизируя и объективизируя его. Государство удерживает все население в поле внимания к своему нарративу и борется с антинарративами, в том числе с помощью теленовостей и телесериалов.

Мнение Кургиняна по поводу сворачивания демократии: .

Условность сегодняшней демократии и привела недовольных граждан к избранию популистов. Это недовольство распространено по всему миру. Дмитриев говорит: «.

Литература в целом очень важна как для развития отдельного человека, так и для развития страны. Это вариант мягкой силы, позволяющий захватывать умы как своего населения, так и населения других стран. Сила литературы мощнее силы машин и пароходов, поскольку она может действовать непосредственно на сознание. Не зря великие литературы связаны у нас с мощными цивилизациями прошлого.

Известный фантаст Гейман приводит еще такой пример: «.

Как видим, страна форматируется с помощью виртуальной реальности. Массовое сознание трансформируется в нужную сторону. И все это происходит с помощью развлекательного модуса, который не вызывает сопротивления, а наоборот, привлекает.

Страну делают и манифестируют нарративы. Они создают прошлое, что особенно любит делать государство в целях легитимации своего настоящего. Они создают и будущее, что также необходимо для нормального функционирования страны.

Малинецкий пишет о значимости образа будущего для нормального развития страны: «»».

И еще: «

Гибель СССР Кургинян видит как раз в потере мечты, замене ее на чечевичную похлебку: «.

Телесериалы используются и для решения тактических задач типа российских «Спящих» или «Чернобыля», где главным врагом оказывается агент ЦРУ. Телесериалы должны показать будущее, чтобы увеличивать осмысленность нашего бытия, поскольку пока мы только сползаем в неизвестность.

Пока в мире мы видим серьезные усилия по строительству постчеловеческого общества, где другую роль будет играть искусственный интеллект. Кургинян отмечает: «

Вернувшись к телесериалам, следует отметить, что они уже давно показывают нам постчеловека и постчеловечество, а это одновременно означает, что прямо или косвенно постоянно идет работа по подготовке массового сознания. Они активно строят мир, которого пока нет.

Быков Д. Один

Федоров А. Виртуальная война на советском экране 1930-х годов

Ивушкина А. «От вас обязанностей ждут»: для школ написали Конституцию в стихах
Тумина А. Ударим «Санта-Барбарой» по бездорожью: как изменить общество с помощью латиноамериканской мыльной оперы
Почепцов Г. Мигель Сабидо как пионер эстетического программирования поведения
Десницкий А. Война со здравым смыслом
Винников В. Стругацкие лебеди. Беседа с Сергеем Кургиняном
Кургинян о Стругацких, Ракитове как рупорах элиты КГБ
Кургинян С. Наш путь (продолжение — 9)
Мамиконян М. Размежевание — 3
Санников О. Атака «Белого ферзя»
Петровская Е. Как палачи приходят к власти
Илларионов А. Поправка
Илларионов А. Гайдар и прогрессорство
Єловиков А. «У КДБ Тарасюк мав кличку «Волинський»». Інтерв’ю з Я. Кендзьором

Чорновил: Некоторые агенты КГБ из «Народного руху» сели на иглу уже российской ФСБ, которой перешли украинские архивы
Народний рух на службе КГБ
Сопронюк О. Яворівський писака
Сопронюк О. Яворівський писака. Ч. 2
Сопронюк О. Яворівський писака. Ч. 3
Сопронюк О. Агент Тридоля і його «Вічні Кортеліси»
Стецишин О. «Жучки», агенти КДБ і дисиденти
Коротков Д. 20 лет Руху: Шевченко, коньяк и агент КГБ
Смысл игры 112. Сергей Кургинян. Юрий Бялый
Дмитриев М. От крымского единства к брожению умов. Интервью
Гейман Н. Почему наше будущее зависит от библиотек: чтения и фантазии
Малинецкий Г. Сложность, нестабильность и судьба России
Кургинян С. О коммунизме и марксизме — 142

© Почепцов Г.Г., 
2019 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Источник: psyfactor.org

Вы можете оставить ваш комментарий, или обратную ссылку с вашего сайта.

Оставить отзыв

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.